Сегодня и вчера
Сон Ивана Калиты (клеймо иконы «Митрополит Пётр с житием»)
Произведение искусства «Сон Ивана Калиты (клеймо иконы «Митрополит Пётр с житием»)» Автор:
Художник круга Дионисия


Время создания:
80-е годы XV века
Местонахождение:
Успенский cобор Московского Кремля
Источник:
Смотреть полностью
Примечание:
«Сказание от чюдес некоего любомудреца Кифы, иже в Святых отца нашего Петра митрополита Русскаго, елико Киприян Преосвященный митрополит не написа в житии его»

Список конца XV в. РГБ, собр. Егорова, № 950

«Сказание» передает, что Ивану Калите приснился сон, будто выехал он «з боляры своими» и с неким «Протасом» в поле и видит там «гору высоку и велику зело, на ней же снег велик», «а место же тамо равно, ни холмов не имея, а время не снежное беяше». Снег начал таять, а затем и гора стала «гинути и искоренися до основания». Князь поведал сон митрополиту Петру. Он же сказал великому князю: «Поле великое — твое государство Московское, а гора великая — ты, государь, а снег на горе — то аз многогрешный». А затем добавил, что это означает, что «преж тебе мне есть отите от жизни сея, а тебе по мне»


Не землю собирали московские князья, а власть; не территорию своей московской вотчины расширяли, а строили великое княжение



Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. — Петроград, 1918. С. 150.

Для выяснения этого момента исторических судеб Великороссии имеет существенное значение вопрос о пресловутых «куплях» Ивана Калиты. Дмитрий Донской называет в своей духовной Галич, Белоозеро и Углич — «куплями деда своего». Это свидетельство источника, весьма авторитетного вызывало у историков большое недоумение, доходившее до попыток отделаться от него простым отрицанием. Недоумение обусловлено с одной стороны тем, что Калита и его сыновья не упомянули об этих «куплях» в духовных грамотах, а, с другой, тем, что сохранились известия о князьях на Галиче и Белоозере во времена Дмитрия Донского. На разъяснении этих двух обстоятельств и сосредоточились толкования историков. Карамзин пояснял, что «сии уделы до времен Донского считались великокняжескими, а не московскими: поэтому не упоминается об них в завещаниях сыновей Калитиных». Соловьев отверг это толкование, считая невозможным, чтобы Калита «прикупал» к великому княжению, которое «вовсе не принадлежало в собственность его роду», а могло перейти после его смерти к тверскому или нижегородскому князю; «дело, по его мнению, объясняется тем, что Калита купил эти города у князей, но оставил еще им некоторые права владетельных, подчиненных, однако, в. к. московскому, а при Димитрии Донском они были лишены этих прав». В. П. Сергеевич признал, что «земельные приобретения, приписываемые Ивану Калите, подлежат сомнению», а его «купли» —нуждаются в дальнейших разысканиях; против Карамзина Сергеевич принял, возражения Соловьева, но находил, что и после разъяснения Соловьева «молчание завещаний Калиты и его детей остается необъясненными, в возбуждаемые им сомнения неустраненными». Эти сомнения и неустранимы при сохранения традиционного представления, что деятельность Ивана Калиты направлена на «мозаическое собирание земель», что территория Московского государства — «плод полуторавековых скопидомных усилий московских князей по собиранию чужих земель» (В. О. Ключевский). Не землю собирали московские князья, а власть; не территорию своей московской вотчины расширяли, а строили великое княжение, постепенно и упорно превращая его в свое «государство».




Посланная вперед сотня согнала противника с кургана
Не время уже, Государь, предпочитать непредвидимое
Иоанн IV — Сулейману I: Мы обращаемся хорошо с твоими мусульманами, и так надеемся, что будешь милостив к нашим…
В тои час мост переметаша на Волхове, и полцы мнози вооружены сташа, а друзии на оном полу, и вмале не бысть сечя зла
Должно было радеть о укреплении границы по Кубани, нужно было помышлять о защите семейств своих
C самого дня обручения с кн. Долгоруковой Петр впал в такую задумчивость, что ничто более его не развлекало.
Легенда, приписывающая основание Пскова св. Ольге, если и не выдерживает строгой исторической критики, зато подкупает своей поэтической прелестью.
Граф Румянцев, будучи сам свидетелем боя, донес Императрице что «гренадеры и солдаты были как львы», и приказал выдать людям по 1-му рублю
Все рассчитано было так, что послы доедут до Тифлиса, Георгий подпишет условия подданства, объявит их народу и затем уже скончается.
В случае отказа, я отрежу Крым, пошлю своих сапер построить батареи на Перекопском перешейке и, опираясь на Россию, буду требовать от царя выполнения моих условий



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.