Сегодня и вчера
Чтение народу Русской Правды в присутствии великого князя Ярослава Мудрого
Произведение искусства «Чтение народу Русской Правды в присутствии великого князя Ярослава Мудрого» Автор:
Кившенко Алексей Данилович


Размер:
33 х 44 см
Техника:
Бумага, акварель
Время создания:
1880
Местонахождение:
Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург
Смотреть полностью


Раскроем летописи от времен Ярослава: идет ли в них речь об уделах? Нисколько: все князья суть члены одного рода, вся Русь составляет нераздельную родовую собственность



Соловьёв С. М. История отношений между русскими князьями рюрикова дома. — М.: Университетская тип., 1847.— С. 2


Мы привыкли к выражениям: разделение России на уделы, удельные князья, удельный период, удельная система, исчезновение уделов при Иоанне III, при сыне его Василии, при Иоанне IV. Употребляя эти выражения, мы необходимо даем знать, что Россия, начиная от смерти Ярослава 1-го до конца ХѴI-го века, была разделена, ставим удел на первом плане, даем ему главную роль; за удел идут все борьбы, около удела вращается вся история, если период называется удельным, если господствует удельная система. Но раскроем летописи от времен Ярослава 1-го до XIII века: идет ли в них речь об уделах? встречаем ли выражение: удельный князь и великий? происходит ли борьба за удел, за распространение, усиление одного удела на счет другого, разделена ли наконец Россия? Нисколько: все князья суть члены одного рода, вся Русь составляет нераздельную родовую собственность; идет речь о том, кто из князей старше, кто моложе в роде, за это все споры, все междоусобия. Владение, города, области имеют значение второстепенное, имеют значение только в той степени, в какой соответствуют старшинству князей, их притязаниям на старшинство, и потому князья беспрестанно меняют их. Князь, у которого во владении обширная область на севере, оставляет ее и бьется изо всех сил за один город на юге, потому что этот город приближает его к старшинству: одним словом, интерес собственника вполне подчинен интересу родича. Вместо разделения, которое необходимо связано с понятием об уделе, мы видим единство княжеского рода: разве борьба Святославичей с Мономаховичами есть борьба уделов, борьба Чернигова с Киевом, Смоленском, Суздалем? это борьба за единство Ярославова рода, за общность, нераздельность владения: «мы внуки одного деда», говорят Святославичи, и потому домогаются Киева. Начинается вторая борьба, в семье Мономаха, между Мстиславичами и Юрием Долгоруким, и опять не за уделы, но за старшинство. Наконец третья усобица между Ростиславичами и Юрьевичами идет также не за уделы, но за родовые отношения: Ростиславичи требуют, чтоб старший князь поступал с младшими, как с братьями, а не как с подручниками. Где же уделы? в летописи вы не находите отношений В. Князя к удельным, вы находите только отношения отца к сыновьям, старшего брата к младшим, дядей к племянниками. Даже самое слово: удел мы не встречаем в летописи; если не было понятия о разделе, о выделе, об отдельной собственности, то не могло быть и слова для его выражения; когда же на севере явилось понятие об отдельной собственности, то явился и удел; до этого же времени мы встречаем только слова: волость и столь. Таким об раз о м выражение: удельный период, удельная система, приводят к совершенно ложному, обратному представлению, выставляя господство удела, владения, отдельной собственности в то время, когда господствовали родовые отношения при нераздельной родовой собственности.

Но я уже сказал, что третья борьба между Ростиславичами и Юрьевичами идет за то, что первые хотят поддержать родовые отношения против стремления северных князей, которые хотят обходиться с родичами, как с подручниками, стать самовластцами в земле своей. Это стремление служит уже ясным признаком ослабления родовой связи, родовых отношений. II точно, скоро мы видим, что единство Ярославова рода рушится, и Русь делится, впервые, на несколько княжеств, каждое с своим В. Князем, потому что В. Князь означает только старшего в княжеском роде, и если род Ярослава раздробился на несколько особых родов, то каждый род должен был иметь особого старшего: явилось несколько Великих Князей. Начинается борьба между отдельными княжествами; цель этой борьбы приобретение собственности, усиление одного княжества за счет других, подчинение всех княжеств одному сильнейшему: борьба оканчивается усилением княжества Московского, подчинением ему всех остальных. Но во время этой борьбы между отдельными В. Князьями, или старшими родов, внутри каждого княжества, в каждом роде идет борьба между старшим князем и младшими, теперь уже удельными князьями, борьба также за собственность и за государственные отношения против родовых: каждый В. Князь хочет уничтожить уделы, привести удельных князей в подданническое к себе отношение; последние ратуют во имя старых родовых отношений, старых прав. Эта внутренняя борьба в других княжествах оканчивается вместе с подчинением их Московскому, в последнем же оканчивается только с пресечением Рюриковой династии. Таким образом история княжеских отношений распадается на два главные отдела: в первом от Рюрика до Андрея Боголюбского мы видим исключительное господство родовых отношений; во втором, начиная с Боголюбского, является попытка сменить родовые отношения государственными, которые вступают в борьбу с родовыми, и наконец торжествуют над ними.




Шейх-Али-хан Дербентский, собрав в крепости до 10 000 войск, полагал обороняться до последней крайности.
Внутренние пути Суздальской Руси сходились в Москве
Строго говоря, из всех богов русских непоколебимо может вывести критику только один Перун
Посягательство против общественной безопасности, колеблющее порядок управления и состоящее в заведомом и умышленном принятии участия в скопище…
Из того, что бывают тайные общества вредные, никак не можно с благоразумием заключить, чтоб не могли быть и полезные
Преимущества такого способа обеспечения Членов Императорской Фамилии ярко выступают наружу при сравнении его с принятыми в этом отношении порядками в других государствах
Турки начали было преследование, но грозный строй нашей пехоты заставил их укрыться в укреплении
Она пришла издалека только за тем чтобы выгнать из сестры пытливого духа
Боже сохрани, чтоб я тут разумел какую-либо излишнюю вольность
Хотя каждый Приказ имел свой определенный предмет занятий, но правильного разграничения между предметами одного Приказа и другого не было



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.