Сегодня и вчера
Осада Данцига русскими и саксонскими войсками в 1734 году
Гравюра, типографский оттиск «Осада Данцига русскими и саксонскими войсками в 1734 году» Автор:
неизвестен (мастерская Наследников Гоманна).


Техника:
Раскрашенная гравюра. Издательство Наследников Гоманна, Нюрнберг
Время создания:
Около 1735 года
Местонахождение:
Коллекция Американского Географического общества, Милуоки, США
Смотреть полностью
Примечание:
Иоганн Баптист Гоманн (нем. Johann Baptist Homann) (1664 —1724) — немецкий гравёр и картограф, основатель картографического издательства в Нюрнберге, которое после его смерти до 1848 года работало под названием «Наследники Гомана» (Homannsche Erben). Издательством был выпушен ряд ставших знаменитыми карт и атласов, в том числе созданная в 1730 году «Карта Российской Империи и Тартарии» (Imperii Russici et Tartariae)

А 30 000 червонных за то, что в продолжение осады звонили в колокола, противно обыкновению принятому в осажденных крепостях.





Бутурлин Дмитрий Петрович. Военная история походов россиян в XVIII столетии. — СПб., 1823. Часть третья. Том IV. 2-я половина. C. 79

Граф Миних соединил все усилия, дабы ускорить взятием крепости. Армия осаждающих состояла из 5 или 6000 Саксонцев и 8300 Россиян, не считая 2700 больных; она имела уже при себе довольно значительную артиллерию с достаточным количеством снарядов. Успехи осаждающих, отрезавших наконец все проходы в крепость для внешнего подкрепления, отняли бодрость у гарнизона, который не показывал уже охоты к выдержанию дальнейшей осады. Особенно обыватели с ужасом помышляли, что разрушение города должно быть неминуемым следствием продолжительного сопротивления. Король Станислав, скрывавшийся, как мы уже сказали, в Данциге, почувствовал, что не может более оставаться в нем, не подвергнув опасности своей собственной особы и всего города; почему и решился оставить оный. Намерение сие не легко было выполнить: надлежало стараться не попасть в руки Россиян, обложивших город. Для спасения своего Король принужден был принять меры чрезвычайные. В ночи с 16-го на 17-е тайно вышел он из города, прошел переодетый чрез цепь постов осаждающих войск и скрылся в Померанию, во владения Короля Прусского. При отбытии своем из Данцига оставил он жителям следующее письмо:

«Обыватели Данцига! Мне должно сей час оставить вас; но я чувствительно тронут, что принужден разлучиться с вами. Благодарю вас за оказанные вами мне любовь и беспримерную верность. Да ниспошлет на вас Господь всякое благополучие и отдалит от вас всякое бедствие! Я не забуду вашей любви и верности ко мне. Мысль, что отсутствием могу утвердить ваше благоденствие, будет служить мне немалым утешением в горести моей, и я всегда пребуду, как вы того заслуживаете, доброжелательным вам. — Станислав Король. Июня 16 (27) 1734 года».

По удалении Короля дальнейшее сопротивление крепости уже не имело никакой цели. 17-го городской Магистрат прислал Графу Миниху депутацию, дабы уговориться о сдаче: но Фельдмаршал, которого главным желанием было овладеть особою Станислава, требовал выдачи его и некоторых других важнейших особ. На другой день Магистрат уведомил Фельдмаршала о невозможности выполнить сие требование, ибо Короля не было уже в Данциге. Фельдмаршал, разгневанный потерею лучшей награды трудов своих, приказал немедленно возобновишь бомбардирование, прекращенное с того времени, как город изъявил расположение покориться. Однако ж 19-го начались опять переговоры, а 26-го заключена была капитуляция. Город признал Короля Августа и обязался отправить депутацию к Российской Императрице, дабы испросить торжественно прощения в том, что осмелился противиться Ее оружию. Гарнизон сдался военнопленным. Французский Посол, Примас Королевства, и Граф Понятовский выданы были Россиянам. Другие Польские Вельможи, в Данциге находившиеся, покорившись Августу, получили свободу отправиться, куда пожелают. Город обязался заплатить контрибуцию в 2 миллиона талеров и 30 000 червонных, из коих один миллион в вознаграждение за издержки осады, другой в наказание за выпущение Короля Станислава, а 30 000 червонных за то, что в продолжение осады звонили в колокола, противно обыкновению принятому в осажденных крепостях. Но Императрица. Анна великодушно отказалась от половины сей контрибуции. Осада продолжалась 135 дней и стоила Россиянам более 8,ооо человек.





Шейх-Али-хан Дербентский, собрав в крепости до 10 000 войск, полагал обороняться до последней крайности.
Внутренние пути Суздальской Руси сходились в Москве
Строго говоря, из всех богов русских непоколебимо может вывести критику только один Перун
Посягательство против общественной безопасности, колеблющее порядок управления и состоящее в заведомом и умышленном принятии участия в скопище…
Из того, что бывают тайные общества вредные, никак не можно с благоразумием заключить, чтоб не могли быть и полезные
Преимущества такого способа обеспечения Членов Императорской Фамилии ярко выступают наружу при сравнении его с принятыми в этом отношении порядками в других государствах
Турки начали было преследование, но грозный строй нашей пехоты заставил их укрыться в укреплении
Она пришла издалека только за тем чтобы выгнать из сестры пытливого духа
Боже сохрани, чтоб я тут разумел какую-либо излишнюю вольность
Хотя каждый Приказ имел свой определенный предмет занятий, но правильного разграничения между предметами одного Приказа и другого не было



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.